Хэльга (tec_tecky) wrote,
Хэльга
tec_tecky

Флора Олломоуц: Сериал «Шерлок» ВВС: экранизация по мотивам произведения как путь к первоисточнику

Оригинал взят у tec_tecky в Флора Олломоуц: Сериал «Шерлок» ВВС: экранизация по мотивам произведения как путь к первоисточнику
18.04.2015 Флора Олломоуц, доклад на тему «Сериал «Шерлок» ВВС: экранизация по мотивам произведения как путь к первоисточнику» на I Научно-практической конференции МПГУ Медийные процессы в современном гуманитарном пространстве: подходы к изучению, эволюция, перспективы



Поскольку тема работы данной секции называется «Медийные тенденции в литературе и фольклоре. Интерпретации литературного текста другими видами искусств», то и свой доклад мне хотелось бы начать с того, чтобы подчеркнуть существенную важность понятия искусства во второй части этого названия. Поскольку речь пойдет именно о той области изобразительности, которая, к сожалению, еще далеко не повсеместно и безусловно понимается как искусство, по сути, и, как мы увидим в ходе нашего разговора, по методу воздействия, им, на самом деле, являясь. Поскольку я намерена говорить о произведении, созданном такой сферой как телевидение, и при этом являющимся совершенно адекватным звеном в непрерывной цепи эволюции искусства его смыслу и предназначению.



Таким образом, этот доклад – возможность посмотреть на произведение современной изобразительности - как на драматургию первоисточника оригинального, канонического текста, воспроизведенную в осовремененной экранизации, и при этом наиболее правдивым образом, как бы это ни казалось на первый взгляд сомнительно или странно, предъявившую зрителю понимание именно первоначального авторского осознания своего творческого задания и собственно его осуществления.

Для этого начать я предполагаю с самого начала, а именно с буквально первого кадра, если не самого сериала, то, во всяком случае, с того кадра, в котором мы впервые видим главного героя.




Почему это чрезвычайно важно? – равно как для первой строки литературного произведения, как для эпиграфа справедливо понимание их смысла как авторской установки, которая дается в перспективе как на само произведение, так и на гораздо более продленную – также и мизансцена, в которой мы встречаем героя, Главного Героя, является, фактически, предпосылкой и первым предъявлением, замысла всего произведения в его онтологии. Напомню, что онтоло́гия (новолат. ontologia от др.-греч. ὄν, род. п. ὄντος — сущее, то, что существует + λόγος — слово) — учение о сущем; учение о бытии как таковом; и что основной вопрос онтологии: это вопрос «что существует?» Онтология является наиболее общим описанием универсума существующего, который не ограничивается данными отдельных сфер знания и не сводится только к ним. Основным предметом ее является сущее в его целостности; бытие, которое определяется как полнота и единство всех видов реальности.

И, как только мы видим этот кадр, и если предпримем усилие и остановимся на нем, то можно сразу задать вопрос, какого вида реальность и общность реальности предстает перед нами. То есть, в принципе, возможно ли это?

Собственно говоря, это тот самый вопрос, который наиболее остро был обозначен и остался без ответа на все время хиатуса, перерыва между вторым и третьим сезоном сериала ВВС «Шерлок», который и предстояло, по сути, решать зрителям. Причем вне зависимости от того, насколько буквально был понят намек на этот вопрос на момент окончания второго сезона. Напомню, что второй сезон заканчивается тем, что мы видим Шерлока сначала сбросившемся с крыши больницы Св. Варфоломея, спровоцированным Мориарти, а затем видим его же живым, целым и невредимым, наблюдающим за Джоном Ватсоном, который в тот момент называет Шерлока героем и просит его совершить «еще одно чудо, перестать быть мертвым».





Также напомню, что, спустя два года, потраченные фанатами на то, чтобы с точностью до миллиметра рассчитать углы спасительных стропил и ремней, и с точностью до миллилитра высчитать объем воздуха, закаченного в надувной матрас, развернутый для спасения под окнами Бартса, так вот, спустя эти два года за день до премьеры первой серии третьего сезона также произошло событие, в общем-то, из ряда вон выходящее. А именно -
проезд по Лондону пустого катафалка с датой трансляции нового, 3-го, сезона и именем Шерлока в его окнах.





И вот тут оказалось, что авторы сценария сериала Стивен Моффат и Марк Гэтисс подтвердили, настолько их интерпретация «Записок о Шерлоке Холмсе» сэра Артура Конан Дойла на данный момент в мире только и соответствует этим своим пластичным и огромным масштабом гению автора исходного произведения.

Потому что, для того, чтобы предъявить героя, так долго ожидаемого, любимого, желанного, претворяющего в себе все лучшее, что человек может ожидать от человека - чтобы предъявить такого героя возрожденным, неповрежденным, целым и невредимым, перерожденным, и живым, для начала нужно предъявить миру
пустой гроб.

И оказывается, что
вдруг и тут же эта история раскрывается и находится одновременно вовсе не в одной точке истории – а что она одна на всю эту историю. И что она воспроизводится вне зависимости от времени и культурных форм.



В сочетании сиюминутного и вечного, того, что вошло как вечность в историю. Так произведение осуществляет одновременно две задачи – показать то, что никуда не уходило, и показать то, как это уже не раз бывало.

И здесь можно утверждать, что Возрождение в искусстве всегда начинается именно так.
Было бы ошибочно утверждать, что взгляд на человека и мир в Возрождении ограничивается представлением о полноценности человеческого в его пределах, установленных границами индивидуального. По существу этот взгляд как раз полностью такому представлению противоположен. И его можно назвать онтологическим взглядом и онтологическим пониманием действительности. Восприятие мира в эпоху Ренессанса тем и отличалось от предыдущего времени, от Средневековья, что обретало волю к смыслу в том, чтобы понять, как в истории и внешности нашего, а не потустороннего, мира проявляется воля иного мира. Понять, как движется и куда идет история, и как Воля Божия проявляется в ней, и какое место в историческом тексте занимаем мы. Возрождение началось с нового понимания истории и жизни человека как набора фактов, смысл которых еще предстоит и необходимо найти. Так появляется мысль и чувство взаимодействия человека с превосходящим его, встречи и взаимно направленного пути двух воль, двух начал, первоначально претворяющих онтологию бытия и осуществляющих ее раскрытие во времени.

Насколько эти подсказки дают точное направление к смыслу, выявленному авторами экранизации, наиболее подробно комментирует на протяжении всего сериала сама изобразительность, то есть предъявление зрителю образов, которые, с одной стороны, встроены в сюжетную линию на ее буквальном повествовательном уровне, а с другой – представляют собой отсылки, аллюзии, включенный текст, если под «текстом» мы, в данном случае, понимаем движение и развитие визуально-текстового ряда. За неимением более пространного времени, покажу наиболее значительные из них, и как это работает.











Здесь мы можем перейти, собственно, к главному вопросу интерпретации – если образ Главного Героя представлен так, то о чем же тогда вообще вся эта история и кто такие другие ее герои, которые также являются наиболее значительными и важными? Те герои, которые не уходят из сюжета за редким исключением никогда, а если и уходят, то, рано или поздно, снова оказываются вовлеченными в сюжетное действо.
Чтобы ответить на этот вопрос имеет смысл обратиться непосредственно к внутренней форме слов, которые самым прямым и непосредственным образом содержат и выражают существо самих героев. К значению их имен. Также из-за крайне краткого времени я представлю только сам результат исследования этих значений, ход же поиска смогу представить затем отдельно, если это потребуется:

Шерлок Холмс – Возлюбленный из рода, живущего у Священного Древа
Джон Ватсон – Тот, кто помилован будет из рода воителей, воинов
Марта Луиза Хадсон –
аn English surname which meant "son of HUDDE".
HUDDE Medieval diminutive of HUGH
HUGH from the Germanic element hug, meaning
"heart, mind, spirit"

У Конан Дойла Миссис Хадсон - только Миссис Хадсон, НО
в различных интерпретациях она предстает то... - Марией, то - Мартой, а в сериале «Шерлок»
Марта Луиза - Марта - в переводе с арамейского языка «хозяйка, госпожа, наставница»
Также напомню, что мистическое символическое обозначение души как «хозяйки» - это очень устойчивая, длительная и глубинная традиция.
Луиза - имя Луиза имеет несколько версий происхождения. По одной, в переводе с древнееврейского языка оно означает «Бог помог». Также вероятно, что древний ирландский бог света Луг или Лью стал прототипом имени Луиза. Поэтому это имя означает также и «сияющая», «светлая».
Соперник – Джеймс Мориарти - завоевывающий искусство умирать
Чарльз Огастес Магнуссен – «man-warrior - человек-завоеватель, great - великий, great - великий» (Milverton – from the Old English pre 7th Century "mylenford", mill ford, with "tun", enclosure, settlement, hence; "settlement by the mill ford" - «поселение у мельницы», в европейском фольклоре мельница и мельник почти всегда связаны с нечистью).

Итак, мы видим – что, в доме по адресу Бейкер-стрит 221b поселяются трое, двое из которых – существо «странное» и «не-странное», и образ этого союза воплощает собой собирательный образ, олицетворение и предъявление читателю и зрителю образа горизонтальной и вертикальной направляющих бытия – человека с его человеческой ограниченной природой и человека, существа необыкновенного, удивительного, превосходящего все мыслимые и немыслимые границы и возможности, и даже совершающего чудеса, и даже чудо победы, о которой просил Джон.





Сообразно вышеприведенной фотографии также приведу слова, сказанные об изображении и действии его образов, отсылкой к которому эта фотография и является - точнее, очень подробной его цитатой:

"Можно сказать, что структура романа, применительно к образу князя Мышкина (но, как мы видели, и других персонажей), повторяет структуру картины Рафаэля «Преображение». Рафаэль в своей картине воспроизводит изложение события Преображения Господня в трех синоптических евангелиях, где говорится, что в момент преображения Христа перед тремя учениками на горе Фавор остальные его ученики в селении под горой не могли изгнать духа из мальчика-эпилептика (мы помним, что эпилепсия – это та самая болезнь, от которой страдает князь Мышкин).
Но одновременно Рафаэль создает огромный символ: в то время, как люди внизу видят припадок одержимого «духом немым и глухим», избранные ученики Христовы на высоте видят таинство Преображения.

Рисунок27

Рафаэль создает удивительную систему жестов персонажей, обратим внимание только на самое важное: трое, сжав руку и вытянув перст, указывают на мальчика в припадке, двое слева указывают перстом на Христа, обратив взоры на больного и окружающих его, двое  простирают открытые длани ко Христу почти тем же жестом, каким сам Христос простирает их к Отцу, соединяя небо и землю, благословляя исцеленное мироздание. Один из двух – сам мальчик, поднявший одну руку ввысь, словно принимая благословение Христово и другой рукой передавая его земле (невзможно не заметить, что Рафаэль рисует позу мальчика в виде буквы Алеф, в которой зашифровано "и непрестанное чудо присутствия Бога в мире" (Михаэль Лайтман)).
Кто-то внизу требует исцеления и сосредоточен на больной и страдающей природе человека, кто-то обещает исцеление от Того, кто сейчас не с ними, а на горе, но только один одержимый мальчик в нижней группе обратил белые глаза на то, что происходит вверху, и кажется, что не видя того, что вокруг него, он созерцает Преображение. Рафаэль каким-то образом соотносит Преображение Христа и припадок ребенка (а мы помним, что эпилептик – не только князь Мышкин, но и Достоевский…).
Христос, сошедший с горы, исцелил мальчика. Мы уже говорили, что это не означает – вернул к средней норме. Это означает: вернул ему цельную и неповрежденную природу. Мальчик стал одним из немногих, кто оказался способен принять исцеление – к чему редко оказывались способны те, кто уже обладал средней нормой здоровья. У них и так было все хорошо, и им было нечего просить. Об исцелении просит – и оказывается ближе всего ко Христу тот, кто, казалось бы, был дальше всего от него.
Князь Мышкин – одержимый отрок Рафаэля. Но оказывается, что он и есть – образ Христа
"

Источник цитаты

Тем самым, когда мы видим, например, кадры, в которые в начале третьего сезона – в тот самый момент, когда все ждут именно разгадки физического спасения Шерлока – помещают главного героя, мы даже не можем вспомнить, а было ли нечто подобное в сюжете Конан Дойла, и именно ли это хотел сказать Конан Дойл, и только учитывая ту предпосылку, которую мы только что проговорили, мы можем убедиться, что авторы неслучайно нам этим что-то хотели сказать, и теперь уже даже вполне откровенно можем увидеть, что именно.



Тогда, возможно, становится понятно, что именно сказано там, на крыше, где была произнесена и показана самая главная загадка второго сезона. И это не вопрос о том, как спасся Шерлок. Это вопрос о том, кто такой Шерлок.
Я воспроизведу этот диалог, прозвучавший между Шерлоком и Мориарти.

- Шерлок, ни твой брат, ни вся королевская рать
не смогли заставить меня сделать то,
чего я не хотел.
- Да, но я не мой брат, ты не забыл?
Я - это ты.
Готов пойти на все.
Готов сгореть.
Готов сделать то, на что обычные
люди в жизни не согласятся.
Хочешь пожать мне руку в аду?
Я тебя не разочарую.
Я могу быть на стороне ангелов,
но не вздумай хоть на секунду допустить
мысль, что я один из них.


Так вот, теперь мы можем подумать о самом Шерлоке и еще раз спросить себя,
Кто тот,
КТО настолько повсюду и настолько во всех, что и в том, кто соперник, может увидеть себя, даже в опрокинутом, перевернутом виде? КТО готов пойти на все? ГОТОВ сгореть? ;) ГОТОВ сделать ТО, на что обычные люди в жизни не согласятся? КТО может пожать главному злодею руку в аду? И при этом не разочарует? КОГО за все эти способности называют также Всехитрец (pantechnimon) - Всехитре́ц (цсл., греч. παντεχνήμων) - умеющий все, художник, творец, премудрый, все премудро устроивший.
И самое главное -
КТО может быть на стороне ангелов, но не вздумай хоть на секунду допустить мысль, что ОН один из них?





И тогда мы можем задаться вопросом, но и, фактически, тут же получить ответ, что такое та самая «финальная проблема», с которой приходит к Шерлоку Мориарти, и что это за падение, которое он ему должен, и что это за яблоко, вскрытое им во время их разговора.







Теперь возникает самый главный вопрос – а имел ли все это в виду Артур Конан Дойл и насколько правомерно именно выведение на поверхность такого, именно этого смысла и предъявление его в столь открытой и я бы даже сказала, неприкрытой, совершенно ни на что не оглядывающейся, дерзкой форме.
Здесь нам не остается ничего другого, как только обратиться непосредственно к тексту Конан Дойла. Во всяком случае, к нескольким – насколько нам позволяет сегодня время – фрагментам, комментарий к которым заложен уже в том, как этот текст построен. Знаменитый Рождественский рассказ «Голубой карбункул» заканчивается, например, такими словами:

- ...теперь я презренный вор, хотя даже не прикоснулся к богатству, ради которого погубил себя. Боже, помоги мне! Боже, помоги! — Райдер закрыл лицо руками и судорожно зарыдал.
Вдруг Шерлок Холмс встал и распахнул настежь дверь.
— Убирайтесь! — проговорил он.
— Что? Сэр, да благословит вас небо!
— Ни слова! Убирайтесь отсюда!

Повторять не пришлось. На лестнице загрохотали стремительные шаги, внизу хлопнула дверь.
— В конце концов, Уотсон, — сказал Холмс, — Возможно, я укрываю мошенника, но зато спасаю его душу. Кроме того, нынче праздники, надо прощать грехи. Случай столкнул нас со странной и забавной загадкой, и решить ее — само по себе награда.

В «Знаке четырех» читаем
Перевод М. Литвиновой


ГЛАВА I. СУТЬ ДЕДУКТИВНОГО МЕТОДА ХОЛМСА
- Единственный на весь мир частный детектив? - спросил я, поднимая брови.
- Единственный частный детектив-консультант, - ответил Шерлок Холмс. - Последняя и высшая инстанция... (I am the last and highest court of appeal in detection)

Шерлок Холмс испытывал удовлетворение истинного творца, любующегося своим шедевром.

Долина ужаса
The Valley Of Fear
пер. А. Москвина


Там же

* * *
-- Итак, Порлок ссылается на толстую и очень распространенную книгу, отпечатанную в два столбца.
-- Библия! -- воскликнул я с торжеством.
-- Так, хорошо!.. Впрочем, эта догадка, к сожалению, отпадает. Ведь именно Библию труднее всего представить на руках у кого-либо из сподвижников Мориарти.

ЭПИЛОГ
…однажды утром в нашем почтовом ящике оказалась загадочная записка. "Боже мой, мистер Холмс! Боже мой!" -- гласило странное послание. Мы не нашли ни адреса, ни подписи. Странное письмо меня рассмешило, Холмс же отнесся к непонятному случаю с необычайной серьезностью.
-- Дьявольские штучки, Уотсон, -- заметил он и долго сидел с омрачившимся лицом.
[…]
В порыве бессильной ярости Бэркер ударил себя кулаком по голове.
-- И вы хотите сказать, что мы должны спокойно сидеть? Что никто не может справиться с этим сатаной?
-- О нет, -- ответил Холмс, и его глаза как бы заглянули куда-то вдаль. -- Я не говорю, что его нельзя победить. Но дайте мне время, дайте мне время!..
Мы замолчали, а глаза знаменитого сыщика, казалось, все еще пытались проникнуть взглядом через густую завесу будущего.


И завершить свое сообщение мне хотелось словами Артура Конан Дойла, которыми он завершает свой труд «Религия в свете Нового откровения», в котором раскрывает свое широкое видение духовного учения, противопоставляя его летаргии общественного сознания, позволившей человечеству докатиться до жестокости, бреда и безразличия, в которые мир был ввергнут катаклизмом Первой мировой войны, оказавшимся лишь логическим ее итогом.

"Наконец, я должен сказать, что не верю в то, будто Божественное Послание человеческой расе было раз и навсегда передано две тысячи лет назад, но считаю, что каждое произведение в прозе или стихах, при условии, что оно содержит в себе нечто полезное для индивидуальной души, является в определенном смысле посланием Мира Иного - посланием, которое растет и развивается, как то и положено всему живому.
Свои размышления на эту тему мне бы хотелось завершить словами поэта, созвучными с тем, что было сказано выше: "Все системы и школы нашей мысли преходящи: оне приходят в свой день и затем исчезают. Но все оне суть искры, вспыхивающие от света Твоего, ибо Ты, Господь, ярче их всех".

Our little systems have their day;
They have their day and cease to be;
They are but broken lights of Thee;
For Thou, oh Lord, art more than they.

In Memoriam A.H.H. by Lord Alfred Tennyson

Артур Конан Дойл






Tags: human being, humanisti, sherlock, sherlock & ontology, АКД, литература, личность, любовь, онтология, филология, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments