ХЭЛЬГА (tec_tecky) wrote,
ХЭЛЬГА
tec_tecky

БУДЬ СЧАСТЛИВ, ЖИВ, БЛАГОСЛОВЕН И РАДОСТЕН

This weekend my country celebrates the wonder that was and remains William Shakespeare.
400 years and still going strong
Simply Sherlock


А Я ХОЧУ ПОЗДРАВИТЬ ВСЕХ С ВЕЛИКИМ ДНЕМ, ДНЕМ РОЖДЕНИЯ И ПАМЯТИ ОДНОГО ИЗ САМЫХ ПРЕКРАСНЫХ ЛЮДЕЙ НА ЗЕМЛЕ



Событие - настоящее событие - это то, что случается со всеми нами, когда
кто-нибудь из нас... меняет мир. Да :)
Однажды навсегда.
Например, как он.

Чем?

Тем, что тот, о ком я говорю, оказался среди нас тем,
кого мы, замечая, не верим собственным глазам,
потому что вдруг узнаем в них того,
кем, оказывается,
мы можем
быть.

Далеко ходить не надо,
у нас ЕСТЬ и сейчас
такой современник.

Кто он, тот, кто родился сегодня и кто вышел из мира, ограничивающего его во всем, чтобы в этот же день войти в этот мир так, чтобы разом объять его весь, свободно и легко идти теперь по каждому его меридиану, следовать по всем его параллелям, будоражить его нутро, оживлять сердце, взрывать мозг?!..

Другом. Он стал всем добрым другом. Он не делит нас на праведных и неправедных, он одинаково приветливо открывает объятья всем. Он всем найдет слова понимания. Он каждого поймет в той точке, где он оказался. Он слышит каждого, он дает каждому... слово :)

Он первый и единственный из людей-людей - да, я именно намеренно делаю эту оговорку - принял в свой дом каждого, таким образом создав свой дом, который вместил... Глобус.

Он первый и единственный известен повсюду. Он нужен повсюду - всем. Очень и очень многим. Многим и ненужен, конечно. Ну, так и это - нормально для таких, как он. Пока на Земле их единицы. Но у нас все впереди.

Кем он был?

He was a man, take him for all in all

Вслушайтесь в это снова

HE WAS A MAN, TAKE HIM FOR ALL IN ALL

ОН БЫЛ - НЕ был - ОН ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК
В ПОЛНОМ СМЫСЛЕ СЛОВА

ВСЁ-ДЛЯ-ВСЕХ ;)

Как это может быть, как это вообще происходит - ведь происходит,
от этого факта никому деться некуда, можно при желании лишь сделать вид,
что что-то можно "развидеть"? :)))

А происходит то, над чем сломает голову и наговорит тома комментариев и с чем потонет в собственных трясинах вся психология ХХ века.

Пример:

image
via Deareje

Могу себе представить, сколько копий будет переломано, как с Франкенштейном, как со Стар Треком :)))

По той простой причине, что Ричард III - очередная подрывающая все привычное и приличное, загнанное в шаблоны судейства о человеке пьеса, откровенно взрывающая мозг :))) где все сделано для того, чтобы все, вроде предназначенное для тягчайших и безоговорочных осуждений в человеке, вдруг на глазах теряло свои жесткие очертания и каждый оказался в состоянии предфинального монолога :))) метался бы, не понимая, что происходит :)))

Духи исчезают.
Король Ричард просыпается и вскакивает с постели.

Король Ричард

Сменить коня! Перевяжите раны!
Умилосердись, Иисусе! Тсс!
Все это сон. Ты, совесть, жалкий трус,
Мучитель мой! Где я? Глухая полночь;
Огонь блестит каким-то синим светом.
Дрожу я; все в холодных каплях тело.
Мне страшно. Но чего ж? Я здесь один,
Я Ричарда люблю и Ричард - друг мне;
Я - тот же я. Здесь нет убийцы. Нет,
Здесь есть убийца. Да, убийца - я!
Бежать мне? От кого же? от себя?
И от чего бежать? от мщенья, что ли?
Кто ж будет мстить? Я - самому себе?
Но я люблю себя. За что ж люблю?
Иль я себе добро какое сделал?
О, нет! себе скорей я лютый враг
За мерзкие дела и преступленья.
Я изверг. Нет, я лгу - не изверг я.
Дурак, не льсти! Дурак, себя ты хвалишь!
Сто языков у совести моей,
И каждый мне твердит по сотне сказок,
И в каждой сказке извергом зовет.
Я клятвам изменял и - страшным клятвам;
Я убивал - и страшно убивал я;
Толпы грехов - и гибельных грехов -
Сошлись перед оградою судебной,
И все кричат: "Он грешен, грешен, грешен!"
Отчаянье грызет меня. Никто
Из всех людей любит меня не может.
Умру я - кто заплачет обо мне?
Меня ль жалеть им, ежели я сам
Себя жалеть не в силах и не вправе?
Мне грезилось, что души мертвецов,
Убитых мной, сошлись в мою палатку
И каждый мне грозил и звал на завтра
Отмщение на голову мою.

Перевод А. В. Дружинина

А происходит то, над чем сломает голову и наговорит тома комментариев и с чем потонет в собственных трясинах вся психология ХХ века. А Шекспир явил это миру всего в каких-то 35-ти строках даже одного единственного монолога. Мучительное метание человека от себя самого к себе самому - с тем, чтобы увидеть себя где-то и как-то в этом чудовищном зазоре между собой самим и собой самим.

В то время как там происходит именно та самая встреча в человеке - с одной стороны, как на поле битвы, с другой - как в проводнике в мир самого себя из глубины любого уровня - вплоть, буквально, до самой сердцевины, которая, как оказывается, вовсе не того вида, каким предстает добротный, плотный, нередко довольно отягощенный или наоборот неосновательный, поверхностный слой психофизического, наиболее обманчивого и неустойчивого "формата" личности. Встреча с тем, кем он, с одной стороны является сам в этой самой своей глубине, и кто является, с другой стороны, его - человека, личности, - началом.

И Шекспир это делает с каждым "своим" королем ;) А под "королем" так и понимаем, как имеет смысл - каждого человека :)

Помфрет. Замковая башня.
Входит король Ричард.

Король Ричард

Живя в тюрьме, я часто размышляю, -
Как мне ее вселенной уподобить?
Но во вселенной - множество существ,
А здесь - лишь я, и больше никого.
Как сравнивать? И все же попытаюсь.
Представим, что мой мозг с моей душой
В супружестве. От них родятся мысли,
Дающие дальнейшее потомство.
Вот племя, что живет в сем малом мире.
На племя, что живет в том, внешнем, мире,
Похоже удивительно оно:
Ведь мысли тоже вечно недовольны.
Так, мысли о божественном всегда
Сплетаются с сомненьями, и часто
Одна из них другой противоречит;
Здесь, например, "Придите все", а там -
"Ко мне попасть не легче, чем пройти
Верблюду сквозь игольное ушко".
Иное у честолюбивых мыслей,
Им надобно несбыточных чудес:
Чтоб эти ногти слабые могли
Прорыть проход сквозь каменную толщу,
Разрушить грубый мир тюремных стен.
Но так как это неосуществимо, -
В своей гордыне гибнут мысли те.
А мысли о смиренье и покое
Твердят о том, что в рабстве у Фортуны
Не первый я и, верно, не последний.
Так утешается в своем позоре
Колодник жалкий - тем, что до него
Сидели тысячи бродяг в колодках, -
И ощущает облегченье он,
Переложив груз своего несчастья
На плечи тех, кто прежде отстрадал. -
В одном лице я здесь играю многих,
Но все они судьбою недовольны.
То я - король, но, встретившись с изменой.
Я нищему завидую. И вот,
Я - нищий. Но тяжелые лишенья
Внушают мне, что королем быть лучше.
И вновь на мне венец. И вспоминаю
Я снова, что развенчан Болингброком
И стал ничем. Но, кем бы я ни стал, -
И всякий, если только человек он,
Ничем не будет никогда доволен
И обретет покой, лишь став ничем.

Музыка.

Что? Музыка? Ха-ха! Держите строй:
Ведь музыка нестройная ужасна!
Не так ли с музыкою душ людских?
Я здесь улавливаю чутким ухом
Фальшь инструментов, нарушенье строя,
А нарушенье строя в государстве
Расслышать вовремя я не сумел.
Я долго время проводил без пользы,
Зато и время провело меня.
Часы растратив, стал я сам часами:
Минуты - мысли; ход их мерят вздохи;
Счет времени - на циферблате глаз,
Где указующая стрелка - палец,
Который наземь смахивает слезы;
Бой, говорящий об истекшем часе, -
Стенанья, ударяющие в сердце,
Как в колокол. Так вздохи и стенанья
Ведут мой счет минутам и часам.
Послушное триумфу Болингброка,
Несется время; я же - неподвижен,
Стою кукушкой на его часах.
Не надо больше музыки. Устал я.
Хоть, говорят, безумных ею лечат, -
Боюсь, я от нее сойду с ума.
И все ж, да будет мне ее пославший
Благословен. Ведь это - знак любви,
А к Ричарду любовь - такая редкость,
Такая ценность в этом мире злом.

Курсив мой - ФО.
Перевод М. Донского

И дело вовсе не в том, что Шекспир выполнял и выполнил чей-то пропагандистский заказ. Совсем не в этом. Дело в том, как нужно и возможно было умудриться написать этот самый "заказ" об антигерое, вонзив, ввинтив в повествование то, что так теперь и на все времена вперед не дает покоя. "Доктор, нам Ричард нравится... Доктор, что с нами?!?", точнее так - "Папа, а Ричард хороший?!?..."

Для этого нужно быть Шекспиром.

Как у него это получалось? Почему удалось? Почему ему одному далось и давалось?
А штука в том, что Уильям Шекспир, в отличие от и на фоне всех своих творящих современников - единственный - был опытен в том, в чем никому больше пройти и осуществить реальный опыт не пришлось. А именно - в то время, в ту эпоху, когда ни один не то, что нормальный - просто живущий человек - не мог скрыть от мира свое вероисповедание, тот орган, которым человек соотносился с миром... Ему это удалось. И только по косвенным свидетельствам мы можем догадываться, что он был из тех, кто был преследуем и гоним. Что дает миру человека, не только осознавшего, что, для того, чтобы элементарно выжить, сохраняя верность тому, что он хранит в самом сердце, необходимо всегда молчать, но и затем всю жизнь становящегося и остающегося соседом, другом и глашатаем гугенотов-французов, актеров-отщепенцев, "гамлетов"-идиотов, женщин... людей неудобных и "непринятых", который пишет Шейлока так, что "пристойные" герои пьесы оборачиваются непредсказуемой стороной, а тот, кто изгой, оказывается вдруг имеющим место, лицо и голос. Попробуй выскажись вот так в Британии XVI века. Попробуй сбереги после этого театр от пожара, а списки ролей и пьес - от исчезновения. Попробуй напиши в елизаветинскую эпоху, что нет на свете лучших и худших. Среди всех названных. И мало ли еще где. Например, на троне. Оказывается, первым поэтом и драматургом мира становится человек, который совершенно не метафорически, а что ни на есть нутром, живьем и житейски, был и стал близким соседом и другом тех, кто - очень похоже на таких, как он - знает, что это такое, чья участь - вечное изгнание. "И говорят: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам..." Что-то это, определенно, напоминает ;)

Взяв на себя дерзость перефразировать ранее созданный и относящийся к авторству текст, приведу здесь его фрагмент, который самым точным образом выявляет и показывает, в чем же скрывается, если угодно, загадка Уильяма Шекспира как автора, как проявляется вот уже которое столетие и по всему миру его сила и слава:

Шекспир смотрит на человека из точки свободы. А свобода – это страшно интересная вещь. Она не только позволяет человеку действовать поверх правил. Она еще и снимает всякую определенность. В том числе и того, что относится к прошлому. Мы привыкли к тому, что прошлое нас определяет. И что-то когда-то совершили, и это нас как-то характеризует. Мы говорим – «это человек, который сделал то-то или то-то». А вот Шекспир как бы сметает все наши привычные отношения с тем человеком, которого мы встречаем. Потому что, к примеру, почти все его, так называемые, героические персонажи, это, как правило, именно не те, которые «правильны», «чисты», «послушны», «удобны» в соответствии с принятым. Все его главные герои, как раз, как правило, совершенно не такие. Они прямым текстом о себе это говорят – «я – урод», «я – трус», «я - ветреник» и так далее. И противопоставляют себя так называемым «правильным», выверенным с общими меркам «мальволио». Оказывается, что там, рядом с ними, в этой «глубине падения», в этом неудобном, неправильном, непривычном человеке - как, например, Гамлет в актерах - вдруг зритель встречает образ и образец и чистоты, и справедливости, и мужества, и силы, и мудрости, и любви. Так становится видно, что человека ничто не определяет – даже, как не странно, те поступки, которые он когда-то совершил. И что сами возможности всех добрых свойств в человеке неистребимы. В этом смысле можно сказать, что каждый человек, который оказывается рядом с нами, повторяет путь, вполне каждому из нас знакомый. Однако не всякий готов пройти путь изгоя с самой низкой ступени. Оттуда, где грязь, темно и нет света. И здесь можно смело сказать, что Шекспир настолько ясно видит свет в этой глубине и так любит тех, о ком говорит, что всегда проводит человека от самой бездны падения до наивысших пределов. Не исключая и не минуя ни единой роли, открытой человеку в мироздании. Хочу напомнить вам монолог Жака о семи ролях.
Уильям Шекспир создал мир, в котором у каждого есть - и не одна - своя роль. Своя - сопричастность, свое - соучастие в этой всеобъемлющей, великой пьесе.
Многие его современники мечтали упиваться своей победой. Он один исполнил то, к чему предназначен по сути каждый - создал мир свободы присутствия каждого, соучастия в ней и сочувствия всех. Без исключения. Каждого согласно его роли. Мир, в котором есть место каждому. Нет ненужных, нет непригодных, нет невозможных или неприемлемых. И каждый не одну играет роль.

А гений Шекспира напоминает здесь только одно средство облегчить собственные страдания - метания от осуждения к сочувствию...

Не суди - и далее по тексту ;)))

PS Другой гений того же рода и духа о том, что именно делается таким образом, сказал:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

И прибавил

Веленью Божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца,
Хвалу и клевету приемли равнодушно
И не оспоривай глупца.

Для меня самой встреча с ним - это путь в Дамаск. Самый настоящий. Из холодной плоской деревяшки, какой всегда казалась его та самая гравюра с первого Фолио, о которой нам Беном Джонсоном и рекомендовано смотреть не по поверхности, а в глубину (Б. Дж.-то знал, что говорил), ОН - в одночасье - В ОДНУ МИНУТУ - секунды не прошло - явился, ЯВИЛСЯ, потому что никуда не уходил (это я его хотела не видеть - не любила, поэтому не видела - это чистая правда: "в упор не вижу" - когда (кого) не любим, тогда (того) и не видим) - ЯВИЛСЯ - самым живым, самым умным, самым добрым, самым веселым и приветливым, самым -... БРАТОМ

Самым?

Я понимаю, о чем и о ком вы можете спросить.

Отвечаю - :)

Да, я считаю, что тем самым он - великий поэт, великий актер, великий человек -
он же -
великий христианин, каким он может быть, не называя себя таковым,
не называя себя никак, просто делая то, что человек МОЖЕТ сделать с собой и для мира,
МОЖЕТ

"Но как же самым, когда ты любишь...?"

А так я же сказала, что далеко ходить не надо,
что еще один другой ТАКОЙ ЖЕ
есть среди нас

СЕЙЧАС

Да, я верю, что ЭТО - подлинный портрет именно его -
того, кого любят глаза и души наши,
когда мы смотрим на сцену, за сцену, читаем текст,
слышим его, любят даже тогда, когда мы этого еще не знаем.
Не просто верю, более того, я знаю,
потому что его дух по его духу в его слове
теперь, как "белое утро в лицо узнаю".

Британский ботаник и историк Марк Гриффитс заявил, что обнаружил на гравюре XVI века портрет Шекспира, сообщает BBC.


The face, thought to be that of William Shakespeare, as featured in the Herball or Generall Historie of Plantes, written in 1598. Photograph: Peter Macdiarmid/Getty Images

Учёный занимался исследованием биографии пионера ботаники Джона Джерарда и его труда "Травник или Общая история растений". На обложке опубликованной в 1598 году книги изображены четыре фигуры. Прежде они считались вымышленными, однако Марк Гриффитс опровергает это мнение. Он утверждает, что декоративные элементы, которые окружают фигуры, образуют некий код. Расшифровав его, учёный пришёл к выводу, что на гравюре присутствуют автор книги Джон Джерард, знаменитый ботаник Ремберт Додунс, а также государственный казначей королевы Елизаветы лорд Бёрли.

Четвёртая фигура держит в руках растение рябчик и початок кукурузы – по мнению учёного, они указывают на поэму Шекспира "Венера и Адонис", а также его трагедию "Тит Андроник". Под фигурой, по словам Гриффитса, выгравирован «хитроумный шифр, из рода тех, что были излюблены елизаветинской аристократией». Его расшифровка подтвердила гипотезу – надпись гласила: «William Shakespeare».

Отмечается, что это не первый случай обнаружения портрета драматурга. Другая картина, известная как портрет Коббе, была выставлена на родине Шекспира в 2009 году, в фонде The Shakespeare Birthplace Trust. Несмотря на заверения фонда, критики разошлись во мнениях относительно его подлинности.






Также сообщение The Guardian

Оригинал взят у tec_tecky в "Травник или Общая история растений" 1598




Source

В мае прошлого года его вот так, ни для кого особо незаметно,
открыла...

Флора :)

Двумя годами раньше она приоткрыла эту страницу и мне посчастливилось сделать свой tribute,
свое подношение, посвящение, свое признание в нем и ему,

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ КОТОРОГО И ДЕНЬ ПАМЯТИ МЫ ПРАЗДНУЕМ СЕГОДНЯ

«Серебряный меридиан».

Эту работу я всем сердцем и всей душой посвящаю тому, благодаря кому эта книга появилась на свет,
тому, чью память мы празднуем в этом апреле и всегда,
только потому что его Дух — всегда живой среди нас —

Уильяму Шекспиру

Полную запись книги можно услышать в плейлисте по ссылке, а текст найти по ссылке здесь и на названии романа.




УИЛЬЯМ ШЕКСПИР
WILLIAM SHAKESPEARE

OUR GOOD WILL

БУДЬ СЧАСТЛИВ, ЖИВ, БЛАГОСЛОВЕН И РАДОСТЕН,
каким ты всегда приходишь и остаешься там,
где твой дом,
а дом твой -
мир,
где

Ты изо всех людей,
Каких я знаю, самый настоящий.
Tags: 4.50-Добрый-молодец-опять, human being, личность, любовь, над холмами над долами, нежность, по-братски дружеское по-отечески чуткое, поэзия, шекспироведение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments