ХЭЛЬГА (tec_tecky) wrote,
ХЭЛЬГА
tec_tecky

В себе самом и в том, кто находится рядом

"Суммировать разницу религиозного воприятия Востока и Запада можно было бы в ответе на вопрос: может ли человек поставить себя на место Бога? На Востоке, в отличие от Запада, на этот вопрос всегда отвечали отрицательно. Психологические и личностные аналоги здесь были исключены из религиозного восприятия. Божество в трех ипостасях для византийского богослова было скорее знаком чего-то неописуемого, нежели лицом. Для западного же благочестия цель состояла в том, чтобы, разделяя страдания Спасителя, приблизиться к Нему, в том числе духовно. Начало этой весьма несвойственной для Византии возможности было положено еще Августином, который соотносил ипостаси с памятью, мышлением и любовью.
Описанные особенности не должны фиксироваться в нашем сознании как агрессивное противостояние восточного православия и католичества, которые все-таки ветви одного христианства. Однако именно они определили столь несхожий, несмотря на временные сближения, культурный и общественно-политический облик двух самых крупных средневековых ареалов, сохраняющихся на протяжении столетий". (Г. Колпакова)
Абсолютно соглашаясь с суждением о том, что описанные особенности не должны восприниматься нами как агрессивное противостояние, замечу, что вопрос, "в ответе на который можно было бы суммировать разницу религиозного восприятия Востока и Запада", можно и нужно было бы сформулировать иначе: может ли человек поставить себя на место Бога, ставшего человеком? Безусловно утвердительный ответ на этот вопрос на Западе предполагает возможность онтологизма восходящего откровения, поскольку онтологическая пропасть между Творцом и творением уже преодолена действием Божества, совершенным именно для возможности встречного действия человека. "Бог вочеловечился, чтобы мы обожились". Какой восточный христианин откажется от этой формулы? Только Восток ориентирован на "разверзание небес", тогда как на Западе имеют в виду всегда присутствующего здесь, на земле, дверь для входа в этот процесс обожения (и постижения Божества) - человеческое бытие Бога, через сопричастность которому можно причаститься и Его Божественному бытию. То, что Галина Колпакова, вполне в традициях отечественных исследований, называет "психологизмом" со-чувствия, со-страдания, - есть точка входа в возможность этой онтологической сопричастности, открытая для каждого.
Из написанного Колпаковой также можно заключить, что восточный христианин ориентирован на поиск Бога вовне, за пределами человека и ладе мира, между тем как западный - на поиск Бога в себе самом и в том, кто находится рядом с ним".

Т. Касаткина "Священное в повседневном"


Tags: human being, humanisti, Татьяна Касаткина, Текст, литература, личность, любовь, онтология, филология, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments